14.10.16 Чужие дети /Экспертное мнение Марии Баст/

Автор Екатерина САЖНЕВА, Кинешма — Москва
Мать или мачеха? Приемные или настоящие родители? Еще совсем недавно на этот вопрос психологи отвечали так: попавший в сложную жизненную ситуацию ребенок должен находиться у тех, кто по-настоящему заботится о нем, любит его, кому он нужен и, конечно, с кем ему будет лучше. Но почему же все чаще обездоленные дети, которых вроде бы все вокруг пытаются спасти, становятся у взрослых яблоками раздора?

И что стоит подчас за бескорыстной материнской любовью? Разбиралась обозреватель «Культуры».
Егор и Карина

«Когда мы привезли Карину и Егора из приюта, они даже кушать нормально не умели, не видели мяса ни разу. Егор пытался съесть банан с кожурой. Карину мать поила из бутылочки растительным маслом вместо молока. Девочка в два года весила как годовалая — всего восемь килограммов, разве это нормально?» — рассказывает жительница города Кинешмы, что в Ивановской области, 42-летняя Ольга Курдюмова. В декабре 2015-го она по доброй воле стала опекуном Егора и Карины Маленьковых (фамилия изменена. — «Культура»), трех и двух лет.

Именно Егора с Кариной и рвут сейчас на части биологические и приемные родители. А заодно органы опеки, следствие, суд, журналисты. В общем, все кому не лень.

В результате скандала детей у опекунов изъяли, но не вернули родным, а поместили обратно в казенный дом. До выяснения всех обстоятельств.

Между тем против приемной мамы Ольги Курдюмовой возбуждено уголовное дело. За что? Об этом по порядку.

Любовь или расчет?

Плывущие по Волге экскурсионные теплоходы редко останавливаются надолго у здешнего причала. Маленькая уютная Кинешма почему-то не входит в границы Золотого кольца.

Старые купеческие дома, набережная с крутыми обрывами — каждый прохожий вам объяснит, что именно тут покончила с собой, бросившись в волны, Катерина из «Грозы», а у этого фонтана ровно восемьдесят лет назад, в 1936-м, снимались финальные кадры «Бесприданницы». Малая родина великого русского драматурга Островского, какие человеческие трагедии скрывает она сегодня?

«Мужики у нас едут вахтовым методом в Москву, возвращаются на выходные и снова уезжают. Деньги семьям привозят, но и пьют, конечно, а что еще здесь делать?» — вздыхают, по-волжски окая, местные женщины. Многие рожают для себя, без мужа. Так проще.

Нет работы. Нет выхода. Нет выбора. На десять простых ивановских девчонок по статистике, как известно, девять ребят. И те запойные.

На этом фоне Валерий Курдюмов слыл завидным женихом. Лыжник, спортсмен, широкоплечий и крепкий, с крутым мужским нравом — скажет как отрежет и, что самое главное, не пьющий ни грамма. Ни-ни. Ольга вышла за него замуж шесть лет назад, после того как овдовела, Валерий взял ее с сыном Никитой, сделал из пасынка чемпиона — дома на полках сплошные награды за победы на соревнованиях, кубки и медали.
Семья Курдюмовых

«Но Никита уже почти выпускник. И вот год назад мы приняли решение удочерить, именно удочерить, маленькую девочку, дочку», — с тоской вспоминает Ольга Курдюмова.

«Приходим, а нам говорят, что девочек на удочерение нет, зато есть под опеку брат и сестра — возьмете?» — добавляет Валерий Курдюмов.

Малыши сразу пошли к ним на руки. «Мама Оля, папа Валера», — были их первые слова.

«Да, нас проинформировали, что биологические родители Егора и Карины не лишены прав, а лишь ограничены в них. Но, как нам объяснили, детей из этой семьи изымали уже дважды, а их папаша в течение года привлекался к административной ответственности аж несколько десятков раз, так что при первом же срыве ребятишек у таких непутевых заберут насовсем и отдадут нам», — продолжает Валерий Курдюмов.

Основным опекуном стала Ольга. «Мне в органах соцзащиты сразу сказали, что чем больше у меня будет по документам зарплата, тем лучше. Я трудилась продавщицей в магазине, и мне предлагали официальную справку на шесть тысяч рублей. Этого было мало. Поэтому, как мне посоветовали, я принесла «левую бумажку», думала, что ничего страшного, так ведь у нас многие делают».

«Так многие у нас делают» — бесспорно, не объяснение для следственных органов. Но такова реальность: с недавних пор в российской провинции народ валом повалил записываться в опекуны детдомовцам, брать их в семьи. И ладно бы одного-двух, а то, как кинозвезда Анджелина Джоли, пятерых, шестерых, косой десяток. Аттракцион неслыханной щедрости к чужим детям. Вот только любовь ли это или некий корыстный расчет?

Как в позапрошлом веке крестьяне принимали из приюта сирот, чтобы те становились помощниками в доме, фактически дармовой рабочей силой, так и сейчас бывает, — чтобы получать опекунские выплаты от государства.

Конечно, один ребенок — это всего лишь чуть больше пяти тысяч рублей.

Но пятеро — а случается и такое — двадцать пять тысяч…

«Как специалист, могу заметить, что семьи бывают разные, — считает Мария Баст, председатель Ассоциации адвокатов России за права человека. — Для некоторых взять малыша — действительно своеобразный способ заработать. В такой семье ребенок вряд ли получит что-то большее, чем крыша над головой и самое скудное питание, а суммируемые средства будут уходить на обслуживание потребностей взрослых опекунов. Именно для уменьшения подобных ситуаций пары, желающие стать патронажной семьей, заранее посещают специальные бесплатные школы приемных родителей, где им объясняют, что к чему, и заодно выявляют тех, кто к важной социальной роли совсем непригоден».

Окончили обязательную родительскую школу и Валерий с Ольгой.

Полный текст статьи по сслыке http://portal-kultura.ru/articles/syuzhet/140545-chuzhie-deti/
И в бумажной версии газеты «Культура»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *