11.02.19 Кровавые дачные разборки /Авторское журналистское расследование Аделаиды Сигиды/

Почему дачи стали в последние годы местом самых жестоких убийств?

«— Бил ты Иваниху? — начал разбор дела судья.
— Прошу выслушать, пресветлый судья, я расскажу, с чего пошло. Еще мой покойник отец, царство ему небесное..
— Но я же тебя спрашиваю: бил ты?
— Прошу милости, пан судья, выслушайте ж. А то не узнаете, с чего пошло. Это все из-за межи…
— Это моя межа! — крикнула стоявшая по другую сторону стола Иваниха.
— Вот тебе твое! Видишь? — И Грицько ткнул кукиш под нос старику свидетелю, так как до Иванихи не дотянулся.
— Так он же меня чуть не убил. Да еще и на моей меже!
— Это моя межа».
Мартович Лесь «За межу» рассказ 1899

Дачи становятся местом криминальным – если в 90-е годы самым «тяжелым» преступлением в СНТ были мелкие кражи в отсутствие хозяев, то теперь и убийства –явление вовсе не редкое.
«Мы возвращаемся к временам историческим — за межу на Руси убивали еще в древние времена, — говорит председатель Профсоюза садоводом России, глава Нацсовета по земельной политике Людмила Голосова. — В царские времена земля была самой большой ценностью. Крестьянин убивал за землю крестьянина. И кулаки убивали друг друга. Один ставил знаки, а сосед начинал лезть. И драки, и убийства были. Это хорошо описывал Некрасов».
Закон Русский 15-го века, пункт 34 гласит: «А если (кто-либо) перепашет межу или уничтожит межевой знак на дереве, то (платить) 12 гривен вознаграждения потерпевшему».
Для сравнения — за убийство чужого холопа нужно было платить 5 гривен, столько же – за кражу коня.
Но и современные заголовки мало отличаются от заголовков 15-го века. Вот, например, заголовок одной из газет: «За межу убил тетю» — 46-летний племянник убил 68-летнюю тетю за то, что тетя с его матерью никак не могли определить границы прилегающих участков.
А год назад 54-летний сосед зарезал 45-летнего – границы участков они «определяли» много лет. В день убийства к враждующим сторонам пришел очередной специалист по межеванию, вбил колья, но 54-летнему соседу такое деление не понравилось, и ночью он по-своему «решил» проблему.
Чем кончится конфликт водителя автобуса, москвича Александра Бруева с богатым соседом – не известно.
Дачный участок в 35 км от МКАД Бруев купил еще в 1998-м. Десять лет отдыхали на даче всей семьей, построили садовый летний дом.
Отношения с соседом, бизнесменом пенсионного возраста, строящим дачи в Подмосковье, были нормальными. Пока в 2009 году у соседа не появился зять:
«Однажды приезжаю на дачу, незнакомый человек выходит с соседнего участка, выясняется, что это соседский зять. И говорит — продай участок, что ты вцепился? Купишь себе в другом месте», — рассказывает Бруев.
К тому времени сосед скупил три участка буквой «Г», и участок Бруева не давал соседу сделать свой участок прямоугольным.
«Я поначалу хотел решить дело миром, — рассказывает Александр Бруев. – Говорю зятю — через дорогу покупаешь мне участок, и на этом вопрос закроем, сделаем обмен и всё!»
Участок через дорогу с маленьким бревенчатым домиком стоил 4,5 млн. рублей. «Уже договорились, и вдруг сосед с зятем заявляют – участок тебе покупать не будем, вот мы тебе даем 2.5 млн. рублей, уезжай отсюда. А я уезжать не хотел! Обжился уже там, кругом озера. Наше СНТ называют «вторая Рублевка», до воды 600 метров. Какие 2,5 миллиона? Здесь я ничего не куплю на эти деньги!»
В конце-концов договорились насчет другого участка: «Хозяин согласился продать его за 3,4 миллиона, — рассказывает Бруев. – Обговорили снова с соседом – 2,7 млн. с него, 700 тысяч я сам добавляю. Приходит время платить – сосед на звонки не отвечает. Иду к ним. Зять говорит – да, я ищу деньги! А потом смс-ку прислал – 1.5 млн. и всё!»
Оказалось, что сосед с зятем решили избрать другую тактику – не платить Бруеву никаких денег, а просто изжить его с участка. С деньгами у соседа, возможно, действительно было туго – на трех своих участках он построил два новеньких коттеджа и бассейн.
А у водителя автобуса Бруева в деревянном домике в 2010 году оказались разбиты девять стекол в окнах. «Я на дачу приехал, увидел, подумал — дачная шпана. Разговора о выкупе участка тогда уже не было. А стекла продолжали биться. В итоге стекол в мансарде не осталось вообще! Потом приехал, увидел, что картечью весь пол усыпан. Конечно, догадался, что это сосед стреляет по моему дому из окон. Но как докажешь? Не пойман — не вор!»
Дальше стрелять стали уже из нарезного охотничьего оружия.
«Я решил писать заявление в полицию, — рассказывает Бруев. — Позвонил 02, спрашиваю — что мне делать? Меня тут обстреливают. Приехал участковый, да ты не переживай, мы им пальцем погрозим, все будет нормально».
Но пальцем грозить никто и не собирался.
«Участковый сказал, мне в течение десяти дней позвонят. Жду-жду, никого нет. Звоню сам в полицию, они все от меня скрываются. Сам поехал туда. Наконец, дали мне ответ на мое заявление – когда я его вскрыл, я был просто в шоке! Всё-таки я советский человек, и ожидал какую-то реакцию от правоохранительных органов. И вдруг они пишут – сосед дачу мою не повреждал, потому что они взяли у него объяснение, и он сказал, что у нас с ним хорошие отношения! Одним словом, пустая отписка», — рассказывает пострадавший.
А стрельба тем временем продолжалась.
«Я звоню соседу – надо это как-то прекращать. А он мне отвечает — ты на меня пишешь заявления в полицию, я тебе просто голову за это откручу и всё», — вспоминает Бруев.
Приехав в очередной раз на дачу, он обнаружил, что сосед сгрузил ему на участок краном бетонные плиты – мол, пусть полежат. К тому времени жена с детьми на дачу уже не ездили – боялись.
«Одним словом, обстановка стала еще больше накаляться, — вспоминает потерпевший. – Сосед стал кидать бутылки мне на участок со словами: «Убью гада!» Говорил: «Ну что, много тебе твоя полиция помогла? Или с тобой по-другому разобраться?» Я закрыл дом и уехал. Через неделю приезжаю – новые пули торчат в стене!»
Вызвал опять полицию. Те даже не поняли, в чем проблема:
«Спрашивают — есть отвертка? Давай пули выковыряем, да и всё. Я говорю — как? Надо вызывать следственную бригаду! Они только рукой махнули».
В итоге боролся с полицией Бруев несколько лет. Получил пять (!) отказов в возбуждении уголовного дела. И лишь когда стал обращаться во все инстанции, дело всё-таки возбудили по ст. 213 – хулиганство со стороны неустановленных лиц.
А сосед оказался тут как бы вовсе ни при чем.
«Они могли изъять оружие и произвести отстрел! – возмущается Бруев. — Ничего сделано не было! Передали нормальному вроде дознавателю, похожему на Шерлока Холмса. Но вдруг его отправили в командировку. Передали второму дознавателю, третьему. Потом четвертому. Стали разваливать дело. Так я их достал! Быстренько слепили экспертизу, причем в ходе экспертиз пуль применялись методы, приводящие к уничтожению улик. Одним словом, в ходе экспертизы все пули были уничтожены!»
На соседа, как выяснило следствие, зарегистрировано пять стволов. Но стреляли – «неизвестные лица».
Выстрелы прекратились, но боевые действия развернулись с новой силой.
Теперь уже сам сосед решил завести против Бруева уголовное дело – он написал в полицию заявление о том, что Бруев якобы подделал акт согласования границ земельных участков. Подделав акт, Бруев затем якобы украл у соседа полсотки земли. Причем сам Бруев утверждает – никакого отношения к акту согласования границ он не имеет! Ведь участок в свое время оформляли юристы СНТ, и готовые документы всем садоводам выдавали на руки.
«Десять лет на границе стоял забор с бетонным фундаментом и кирпичными столбами, — рассказывает Александр Бруев. – Ставил его сосед, а не я. Никаких претензий по поводу границ участка у соседа тогда не было. Как я украл у него полсотки земли? Залез за забор и украл?»
Чтобы засудить Бруева, сосед разобрал свой «шикарный» забор, снес кирпичные столбы – убытков на сотни тысяч рублей! Теперь забора между участками вовсе нет. Но фундамент остался. Отправить Бруева за решетку по поводу кражи земли сосед пытался шесть раз, и шесть раз в возбуждении уголовного дела было отказано.
Сам Бруев без дела тоже не сидел – сосед провел газ по его, бруевскому, участку. После чего на газовую трубу свалилась часть фундамента, оставшегося от забора.
Бруев написал жалобу в газовую службу, и те обрезали соседу газовую трубу. Но и на этом история не закончилась – на одном из трех своих участков сосед построил третий дом площадью 600 метров! Причем первый этаж занял площадь почти всего земельного участка – размеры дома по фундаменту составляют 30 на 15 метров.
По закону дом не может занимать больше 30% площади участка. Бруев подал в суд, и выиграл! Суд постановил – дом признать самостроем и снести.
Сосед, понятное дело, со сносом не торопится. За неисполнение судебного решения приставы перекрыли ему выезд за границу. Сосед подал в суд уже на приставов – он обвиняет их в нарушении прав человека и требует всех уволить. Более того, он продал один из трех принадлежащих ему участков своей дальней родственнице «далеко за 70» — это именно тот участок, на котором стоит новый дом.
«Продал он его за смешные деньги, да и эти деньги не известно, передавал или нет», — рассказывает Бруев.
Одна из целей соседа, по его собственному признанию – оспорить решение о сносе дома в суде. И хотя решение о сносе распространяется на объект недвижимости, а не на собственника, перемена собственника грозит затянуть процесс сноса дома на много лет.
«Соседи мне прямо так и говорят – будем переоформлять участок с одного собственника на другого, и тебе придется с каждым собственником судиться заново», — говорит Бруев.
Еще один способ борьбы «за дом» — пересмотр границ участка, которого как раз и добивается сейчас в суде сосед Бруева.
Решение о сносе дома принималось по целому ряду причин. Одна из них – близость 600-метрового коттеджа к забору. Согласно нормам СанПин, расстояние от строения до забора (или границы участка) должно составлять не менее трех метров. Здесь же расстояние – всего лишь полметра.
Если границы участка будут пересмотрены, то сосед сможет заполучить те самые недостающие 2,5 метра от дома до границы участка и заново оспорить решение о сносе дома в суде.
По словам Бруева, теперь он и сам не знает, чем всё это закончится.
«Наверно, грохнут меня, да и всё, — говорит Александр Бруев. – Мой собственный дом сосед превратил в развалины. Пусть там был не коттедж, как у него, а всего лишь дачный домик шесть на шесть, но мы с семьей приезжали туда каждое лето отдыхать. Сосед уже неоднократно обещал меня убить. Так что не знаю, сколько еще проживу».
… Комментарий председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Марии Баст:
«Потерпевший боится, что дело по факту покушения на него закроют, хотя изначально дело было заведено совсем не по той статье – ведь это было вовсе не хулиганство со стороны неустановленных лиц, а покушение на убийство и порча чужого имущества.
Если полиция не будет реагировать, то окончится всё, как в Кратово, когда один сосед застрелил другого, заодно перестреляв кучу народа.
Это опасно, когда зреет нерешенный конфликт. Вооруженный конфликт. А правоохранительные органы бездействуют. У нас монополия применять силу принадлежит государству. Платим налоги и содержим полицию, чтобы государство в лице полиции не допускало насилия. А если государство, как в данном случае, упускает монополию на применение насилия, то прекращает свой функционал, то есть исчезает, как государство».
…..
Комментарий председателя Профсоюза садоводов России, главы Нацсовета по земельной политике Людмилы Голосовой:
«Еще в СССР говорили, что москвичей испортил квартирный вопрос. А когда в стране объявили частную собственность, то началась просто катастрофа.
Раньше что такое было садовое товарищество? Это была территория, где предоставлялся каждому ОДИН участок. Профком решал все вопросы. Но власть отпустила вожжи. Теперь уже не одна семья – один участок. Есть садоводы, которые скупают несколько участков и начинают выживать остальных.
И это серьезная проблема сейчас в СНТ. Эта мина, которая изначально заложена чиновниками. Богатый сосед бедного раздражает. А бедный раздражает богатого.
Новый закон о садоводах еще больше принесет бед. Разрешено индивидуальные жилые дома возводить в СНТ и переводить под ИЖС. Еще сильнее будет социальное расслоение. Отношения между соседями уже и так часто недружеские. Сосед на соседа смотрит свысока или никак не смотрит. Для богатого это не сосед, это г….но болтается. А бедного бесит соседское благополучие.
Более-менее спокойная ситуация – в коттеджных поселках. Там одного достатка люди. И никого чужой достаток не волнует. Они живут автономно. Но СНТ — это совсем другая территория, это «остатки социалистического строя». И вот в этом социализм внедряют более обеспеченных людей. А неравенство вызывает социальные конфликты.
У нашего народа за 25 лет накопилось негатива больше, чем человек может переработать. И дальше ситуация будет только ухудшаться, причем стремительно».
www.rusadvocat.com
Ссылка на источник: http://rusadvocat.com/node/1488

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *